среда, 27 сентября 2017 г.

Выступление защитника в прениях по уголовному делу. Сбыт наркотиков



                                               В Калининский районный суд г. Чебоксары

в защиту Горбунова Дмитрия Анреевича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.30 ч.3 , ст.228.1 ч.4 п."г" УК РФ, п.а  ч.3  ст.174.1  УК  РФ


Уважаемый суд!

Моему подзащитному Горбунову Дмитрию Андреевичу предъявлено обвинение ст.30 ч.3 , ст.228.1 ч.4 п."г" УК РФ, п.а  ч.3  ст.174.1  УК  РФ.
Остановлюсь отдельно на каждом преступлении, в совершении которых обвиняется мой подзащитный.
1.Что  касается первой части обвинения Горбунова  в совершении  покушения к незаконному сбыту наркотических средств, совершенному в крупном  размере.
За исключением эпизода с размещением  пирролидиновалефрофенона (a-PVP, PVP)массой 0,57 гр. в потайном месте ,оборудованном на участке местности возле д.55 ул.Карла Либкнехта,  Мой подзащитный полностью признал свою вину, а именно в том, что он расфасовал наркотическое средство –производное N-метилэфедрона  в удобные упаковки и разместил эти упаковки в  различных местах города Чебоксары, надеясь впоследствии получить за это вознаграждение. Однако, довести свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотического средства, мой Подзащитный до конца не смог по независящим от него обстоятельствам. Наркотическое средство было  изъято из оборота.
Хочу обратить внимание,  уважаемый суд, что при доставлении Горбунова в отдел полиции у Горбунова при себе не было наркотического средства,
и он с самого начала  беседы с сотрудниками полиции признался  в покушении на незаконный сбыт наркотических средств.  Горбунов написал явку с повинной, без всякого давления на него полицейских. Он сообщил сотрудникам полиции адреса закладок, которые впоследствии были изъяты сотрудниками полиции. Горбунов также сообщил сотрудникам полиции как, где, у кого  он приобретал наркотические средство для фасовки и закладки . Горбунов добровольно  сообщил сотрудникам полиции адрес своей  съемной квартиры № 135 д.5  по  ул. Гайдара. Он также сообщил полицейским  добровольно о том, что по этому адресу находятся нерасфасованные  наркотические средства. Вся информация, сообщенная добровольно Горбуновым, подтвердилась.  Наркотическое  средство -  производное метилэфедрона в упаковках было изъято в разных местах города Чебоксары, а нерасфасованное наркотическое средство метилендиоксипировалерон общей массой не менее 168,4 гр. и производное N-метилэфедрона 74,6 гр. было добровольно выдано  в ходе обыска 12 мая 2015 года  в квартире,  которую Горбунов снимал в г. Чебоксары.

         Единственное что вызывает у защиты неустранимые сомнения – это эпизод с покушением на сбыт все того же пирролидиновалефрофенона (a-PVP, PVP)массой 0,57 гр. возле д.55 ул. Карла Либкнехта. Это совсем другое наркотическое средство, следов которого нет  и не было ни в квартире Горбунова и ни в одной другой закладке. Горбунов  не сообщал во время предварительного расследования, что получал от  неустановленного лица отдельную партию массой 0,57 гр какого-то другого наркотического средства. Тем более мы знаем, что фасовкой наркотического средства Горбунов занимался сам. Для этого у него были весы и фасовочные емкости, которые были обнаружены во время обыска. Показания Михайлова,  а также оглашенные в суде показания Лебедева, никоим образом не подтвердили причастность Горбунова в покушении на сбыт этим лицам пирролидиновалефрофенона. Поэтому защита считает, что покушение на сбыт именно данного наркотического средства стороной обвинения не доказано.
Мой подзащитный давал правдивые показания, как во время предварительного расследования, так и в суде. Эти показания  являются  доказательствами предъявленного Горбунову обвинения в покушении на сбыт наркотического средства. Показания моего подзащитного правдивы, логичны, последовательны, соответствуют действительности и подтверждаются материалами дела.
 Что касается доказательств, представленных стороной обвинения,  в целом они подтверждают вину моего подзащитного в покушении на незаконный  сбыт наркотического средства в крупном размере, за исключением пирролидиновалефрофенона.
Прошу также обратить внимание, уважаемый суд, на заключение эксперта № 2065 от 11.11.2015 г., где говорится, что кроме прочих устройств был исследован нетбук ASUS, изятый в ходе обыска у Горбунова 12 августа 2015 года. (т.4 л.д.205). Как видно из протокола обыска от 12.08.2015 года  в квартире, которую снимал Горбунов, был изъят ноутбук Lenovo. Нетбука ASUS там обнаружено не было.
Откуда взялся нетбук ASUS?!  Этот нетбук  был изъят сотрудниками полиции у Горбунова в день задержания 11 августа 2015 года. Впоследствии следователь оформил выемку данного носителя информации у сотрудников полиции. Как при обыске 12 августа 2015 года, так и при оформлении выемки, следователи, производившие   обыск и выемку, совершили нарушение норм уголовно-процессуального закона, так как данные следственные действия  в отношении электронных носителей информации производятся с  участием специалиста, а их при этом как видно из материалов уголовного дела не было. Поэтому утверждать, что имевшаяся  информация на данных электронных носителях не изменялась до производства самой компьютерно-технической экспертизы,  защита ставит под сомнение.
Что касается самого назначения данной экспертизы?! Если обратиться к протоколу ознакомления меня и моего подзащитного с постановлением о  назначением данной компьютерно-технической экспертизы от  23 сентября 2015 года видно, что  постановление  было вынесено следователем 18 августа 2015 года,  а ознакомили нас с ним через месяц с лишним - 23.09.2015 г., то есть были нарушены права моего подзащитного предусмотренные ст.198 УПК РФ при производстве данной экспертизы.
2. Теперь, отдельно, что касается обвинения моего подзащитного в совершении преступления,  предусмотренного п. а ч.3 ст. 174.1 УК РФ.

Прошу обратить внимание,  что мой подзащитный полностью признает себя виновным в совершении и этого преступления.

Анализируя представленные стороной обвинения доказательства, я, как защитник Горбунова , прихожу к выводу, что они не свидетельствуют о наличии в его  действиях состава преступления, предусмотренного частью п. «а»  ч.3  статьи 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации по следующим основаниям.


В силу ч. 4 ст. 14 УПК РФ и ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.


По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления.


Как следует из предъявленного Горбунову  обвинения,  он обвиняется в совершении финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами.


Защита, не соглашается  с позицией стороны обвинения, о том, что указанные выше действия Горбунова  образуют состав преступления и  исходит из следующего.


Инкриминируемой Горбунову  нормой уголовного закона, предусмотренной п. а ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, установлена уголовная ответственность лиц за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, то есть совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом группой лиц по предварительному сговору.


По смыслу закона, вывод суда, рассматривающего уголовное дело по статье 174.1 УК РФ, о преступном характере приобретения имущества, владению, пользованию или распоряжению которым виновный стремится придать правомерный вид, наряду с иными материалами уголовного дела может основываться на:


обвинительном приговоре по делу о конкретном преступлении, предусмотренном одной из статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (об основном преступлении);


постановлении органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) за совершение основного преступления в связи со смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, в связи с недостижением лицом возраста уголовной ответственности, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в случаях, предусмотренных пунктом 6 части 1 статьи 24 УПК РФ, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, а также по основаниям, предусмотренным статьей 28.1 УПК РФ, если материалы уголовного дела содержат доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного преступления, и органом предварительного расследования дана им соответствующая оценка;


постановлении органа предварительного расследования о приостановлении дознания или предварительного следствия в связи с неустановлением на момент рассмотрения уголовного дела лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого за основное преступление, если материалы уголовного дела содержат доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава такого преступления, и органом предварительного расследования дана им соответствующая оценка.


Следовательно, для признания наличия в действиях моего подзащитного состава легализации необходимо установить факт получения им денежных средств в результате совершения преступления. При этом органом предварительного расследования либо судом должно быть принято соответствующее решение о наличии в действиях виновного состава преступления, в данном случае сбыта наркотических средств, от которого виновным получены денежные средства и которым он намеревался придать правомерный вид их владения, пользования или распоряжения.


В силу ч. 1 ст. 3 УПК РФ преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УПК РФ. Согласно ст. 146 УПК РФ, при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной УПК РФ, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.


Между тем органом предварительного расследования, предъявившим Горбунову  обвинение в легализации в сумме 833059 рублей, как приобретенных им в результате совершения преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, уголовное дело по факту сбыта наркотических средств за денежные средства в указанной сумме, не возбуждено.


Предъявленное Горбунову  обвинение в совершении покушения на сбыт наркотических средств не свидетельствует об установлении факта совершения подсудимым преступных действий, в результате которых им были получены денежные средства в вышеуказанной сумме.
  Что касается показаний  обвиняемого Михайлова  и  оглашенных показаний  Лебедева, они не подтверждают факт получения моим подзащитным от этих лиц денежных средств, тем более что в том эпизоде  речь идет о покушении на сбыт   наркотического средства  - пирролидиновалефрофенон, отношения к которому мой подзащитный   не имеет.

Таким образом, обвинение не доказало за какие конкретно преступления Горбунов получал денежные средства, производя финансовые операции.  От кого конкретно получал Горбунов денежные средства не установлено. Обвинение не представило доказательств события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

 Кому, когда, сколько, по какой цене, какое наркотическое средство    сбыл   Горбунов, действуя в составе группы,   обвинение не доказало. Горбунов обвиняется лишь в покушении на сбыт наркотических средств в крупном размере. Получил ли Горбунов за произведенные им закладки, которые отражены  в обвинении по п. « г» ч.4 ст.228.1 УК РФ денежные средства, а если получил то от кого,  достоверно неустановленно.


Суд, руководствуясь положениями ст. 252 УПК РФ, не вправе выйти за пределы предъявленного подсудимому обвинения и рассмотреть вопрос о наличии в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного п. а  ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, так как не установлен  факт сбыта наркотических средств кому-либо  и на сумму 883059 рублей. Обвинение по факту сбыта наркотических средств Горбунову  не предъявлено.


На основании исследованных доказательств защита считает, что  в действиях моего подзащитного нет  состава легализации, а вывод органа предварительного следствия и государственного обвинителя о том, что Горбунов  совершил вменяемое ему преступление по ст.174.1 УК РФ  не подтверждается достаточной совокупностью доказательств.

Представленные государственным обвинителем доказательства не свидетельствуют о виновности Горбунова  в совершении преступления, предусмотренного  ст. 174.1 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в предъявленном ему обвинении, поскольку причастность Горбунова  к сбыту наркотических средств  и получении за это  денежных средств в общей сумме 883059 рублей органом предварительного расследования в рамках возбужденного по этому факту уголовного дела не проверялась.


Были ли установлены истинные владельцы счетов QIWI   9672747982 и другие которые указаны в обвинительном заключении?  Для открытия данных счетов  необходимы сим-карты. Обвинение лишь  упоминает о неустановленных третьих лицах. На кого были оформлены карты, привязанные к счетам в МСЦ «Старо-петергофский» ПАО «Сбербанка», предварительное расследование тоже не установило.
Если эти третьи лица, не были установлены, то почему обвинение утверждает, что они не знали  финансовых операциях, производимых от их имени? А может быть эти третьи лица    были осведомлены и даже в них участвовали???

Вопреки позиции обвинения, то обстоятельство, что неустановленные третьи лица не были осведомлены о целях Горбунова при оформлении сим-карт, равно как и другие неустановленные третьи лица  не были осведомлены об истинных намерениях Горбунова  при использовании банковских карт и совершении денежных переводов посредством системы Биткоин, само по себе не является достаточным для признания в действиях Горбуновым  состава легализации, а признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора по ч.3 ст.174.1 УК РФ.


С учетом вышеизложенного защита приходит к выводу   об отсутствии в действиях Горбунова  состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, в связи с чем он подлежит оправданию на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.


       Защита просит Уважаемый Суд, принимая решение о назначении Горбунову Дмитрию Андреевичу  наказания,  учесть   обстоятельства, смягчающие наказание, а именно полное признание им вины,   явки с повинной,  молодой возраст, наличие  престарелых и больных близких  родственников, нелегкое детство (получал пенсию в связи со смертью отца), положительные бытовые характеристики. С места учебы Горбунов также характеризуется, как положительный  молодой человек. Горбунов активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, честно сообщив сотрудникам полиции, о местах закладок  и хранения наркотических средств в квартире на ул.Гайдара.

Прошу также учесть влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи. Прошу принять во внимание, Уважаемый суд, поведение Горбунова после совершения преступления, его негативную оценку содеянному и раскаяние в совершенном деянии.
Защита считает, что совокупность данных обстоятельств и смягчающих наказание обстоятельств является достаточной для признания их исключительными, существенно снижающими степень общественной опасности совершенного преступления, в связи, с чем просит  применить при назначении подсудимому Горбунову наказания положения ст. 64 УК РФ и назначить Горбунову  наказание ниже низшего предела, установленного санкцией вменяемой статьи уголовного закона. 

Прошу приобщить текст данного выступления в прениях для полноты протокола судебного заседания.


Защитник                                                   адвокат     Гафуров Р.Г.

16.05.2016 г.











.

Комментариев нет:

Консультация адвоката по уголовному делу

B соответствии с  Конституцией Pоссийской Федерации, каждый человек имеет право на защиту. Первое, что нужно сделать в случае ареста или за...