четверг, 18 июля 2013 г.

ВОЗРАЖЕНИЯ на апелляционные представление прокурора и жалобу потерпевшего



на апелляционные представление прокурора и жалобу  потерпевшего

1.Доводы  государственного  обвинителя и потерпевшего не соответствуют обстоятельствам уголовного дела, противоречат нормам материального и процессуального права.
В своем апелляционном представлении государственный обвинитель Д.И.Суглов просит апелляционную инстанцию приговор Московского районного суда гор.Казани от 01 июня 2013 года в отношении Мелешина В.В. и Становова И.В. изменить, назначив наказание  в виде реального лишения свободы, ссылаясь на дерзкий и циничный характер преступления, что привело к тяжким последствиям, потерпевший буквально стал инвалидом.
Данный  довод  государственного обвинителя является немотивированным и в силу этого несостоятельным по следующим основаниям:
О дерзости и цинизме действий  осужденных  Мелешина В.В. и Становова И.В. не упоминалось в обвинительном заключении, подводящем итог предварительного расследования. В своих рассуждениях государственный  обвинитель  явно вышел за рамки обвинения.
Не упоминалось стороной обвинения  о дерзости и цинизме ни в ходе судебного следствия, ни в ходе прений сторон. Государственный обвинитель в прениях не ссылался на дерзость и цинизм, как  обстоятельства, отягчающие вину подсудимых. В своем апелляционном представлении государственный обвинитель не раскрывает в чём заключались или как проявились  дерзость и цинизм.
Между тем, как видно из материалов дела и приговора, потерпевший Лазуткин Р.Е. и осужденные Мелешин В.В. и Становов И.В. познакомились между собой  2 апреля 2013 года вечером накануне  совершения преступления. На протяжении длительного времени, но с перерывами, распивали совместно спиртное. Позже, уехав из бара, по инициативе  Лазуткина Р.Е. произошел словесный конфликт между ним и Станововым И.В., переросший в обоюдную драку, к которой  позднее подключился и Мелешин В.В. Поэтому какая-то особая дерзость или особый цинизм отсутствует. Ни в ходе судебного заседания, ни в ходе предварительного следствия  не нашло доказательственного подтверждения наличие предварительного сговора между подсудимыми на причинение тяжких телесных повреждений потерпевшему. Данное преступление не было заранее спланировано подсудимыми  и произошло в случайном месте и в случайное время. Это обстоятельство также говорит об отсутствии  дерзости и цинизма в действиях подсудимых.
 Непонятно, каким же  образом государственный обвинитель пришел к абсурдному выводу, что именно ничем недоказанные  дерзость и цинизм стали причиной тяжких последствий ?...
Эмоциональное бездоказательное и голословное утверждение государственного обвинителя, что потерпевший буквально стал инвалидом, не подтверждено заключением медико-социальной экспертизы, и является лишь предположением.
Государственный  обвинитель  указывает: «… наказание,  назначенное судом
 не соответствует тяжести преступления, личности осужденных…» Указывая  данные доводы, государственный обвинитель  забывает про   Закон, подменяя его ведомственной целесообразностью.
   Следовательно, вынужден напомнить, что перечень обстоятельств отягчающих наказание, изложенный в ч.1 ст.63 УК РФ является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
   Согласно    положений ч.2  ст.  63  Уголовного  кодекса  РФ,  если и отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Не  полное же  признание    вины подсудимыми   является проявлением конституционного   права Мелешина В.В. и Становова И.В. на  защиту  и не признается законодателем в качестве отягчающего    их вину обстоятельством.

 Иное   указанное  государственным  обвинителем основание  - нераскаяние в   содеянном, также отсутствуют   в  части  1 статьи 63 Уголовного кодекса РФ в качестве отягчающих вину   обстоятельств.
А то, что Мелешин В.В. в содеянном раскаялся подтверждается его чистосердечным признанием,  признанным судом в качестве смягчающего его вину обстоятельством, протоколом допроса обвиняемого Мелешина В.В. в ходе предварительного следствия, его показаниями  в ходе судебного следствия и во время прений сторон.  
       Таким   образом,  доводы  государственного  обвинителя  в  обоснование чрезмерной  мягкости  приговора,  являются не просто несостоятельными, они являются НЕЗАКОННЫМИ.

       Теперь, что касается апелляционной жалобы потерпевшего Лазуткина Р.Е, который повторяет ошибки государственного обвинителя, ссылаясь на такое недоказанное обстоятельство, как предварительный сговор между подсудимыми.
         Из-за ссылки  потерпевшего на  тяжкие последствия      снова вынужден цитировать ч. 2 ст.63 УК РФ: «Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания».
         Как в ходе судебного следствия, так и во время предварительного следствия подсудимые пытались загладить вред, предлагая денежную компенсацию морального вреда Лазуткина Р.Е., но потерпевший заявил суду, что отказывается  принимать от подсудимых материальную помощь.
         На вопрос судьи Лазуткину Р.Е. о виде и размере наказания, которое должно быть назначено подсудимым потерпевший оставил решение этого вопроса на усмотрение суда.

2. Приговор, вынесенный Московским районным судом г.Казани в отношении Мелешина  В.В. и Становова И.В. является обоснованным,  законным и справедливым.
         Судья Московского районного суда г.Казани  Петрова Л.Н. дала правильную  правовую оценку деянию подсудимых, квалифицировав его по ч.3 ст.111 УК РФ.
         Назначенное осужденным Мелешину В.В, Становому И.В.  наказание, не может быть признано несправедливым и изменению не подлежит.
         Возможность применения в отношении осужденных условного осуждения надлежащим образом мотивирована судом в приговоре.
         Определяя вид и меру наказания, суд исходил из обстоятельств дела, личностей подсудимых, чистосердечного признания Мелешина В.В., расцененного судом, как явка с повинной. Судом принято во внимание ходатайство трудового коллектива ОАО «Завод Элекон» о не лишении свободы Мелешина В.В. Неправомерное поведение потерпевшего Лазуткина Р.Е. , послужившее поводом для совершения преступления, суд также отнес к обстоятельствам, смягчающим наказание.
        Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.
        Суд  на основе анализа всех фактических обстоятельств дела, принял во внимание совокупность смягчающих обстоятельств и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, пришел к правильным обоснованным и законным выводам, что подсудимые повышенной общественной опасности не представляют и могут быть исправлены без изоляции от общества.  С учетом положений ч.1 ст. 73 УК РФ  выводы суда, изложенные в приговоре,  о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания законны, обоснованы и допустимы,  и поэтому он постановил считать назначенное наказание для Мелешина В.В. и Становова И.В. условным.
Поэтому утверждения государственного обвинителя и потерпевшего о несправедливости вынесенного приговора являются в корне несостоятельными.
На основании изложенного и в соответствии со ст. 378 УПК РФ
прошу:
В удовлетворении апелляционного представления и апелляционной жалобы  отказать, приговор Московского районного суда г. Казани от 1 июня 2013 года оставить без изменения.
Приложение: Две копии возражений.

Защитник  Мелешина В.В. адвокат   _____________     Гафуров Р.Г.
С доводами, изложенными в возражениях, согласен ______________   Мелешин В.В.

19июля 2013 г.

Комментариев нет:

Консультация адвоката по уголовному делу

B соответствии с  Конституцией Pоссийской Федерации, каждый человек имеет право на защиту. Первое, что нужно сделать в случае ареста или за...